Все выпускиВСЕ ВЫПУСКИ№3 АВГУСТ 2013 года

РАБОЧАЯ СИЛА

ГАЗЕТА СПР - ОБЩЕРОССИЙСКОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ ПРОФСОЮЗОВ

Профсоюз краснодеревщиков о наболевшем...

Профсоюз краснодеревщиков о наболевшемВозрождали Храм Христа Спасителя, реставрировали Кремль, Манеж, Вернисаж в Измайлове, МГУ, Большой Театр, ряд церквей, делали кабинет и актовый зал Верховному главнокомандующему в Генштабе и ряду министров (верней сказать, переделывали итальянские шедевры). А сколько было коттеджей, дворцов и замков! И все это – в качестве дешевой рабочей силы.

Столяр-краснодеревщик, как и, например, слесарь-лекальщик, является элитным сегментом на рынке труда. В прошлом цари да бояре приглашали из-за границы мебельных дел мастеров, за мастерство давали вольную крепостным краснодеревщикам – чтобы развивали мебельное искусство в России.

Сейчас в России как никогда возрос спрос на наши изделия, на наше искусство, но, к сожалению, делается все, чтобы превратить нас, краснодеревщиков, опять же в холопов.

Чтобы устоять на этом рынке, мы вынуждены работать по 12-14 часов в сутки, спать на верстаках. Месяцами, а то и годами не видеть семьи.

Нами восхищаются директора музеев, светила от искусства. Ликуют прямо, что нашлись мы, решившиеся возродить и развить Российскую школу мебельного искусства, затюканную иностранными поделками. Приглашают нас на различные конференции, водят к нам зарубежных коллег. Четыре раза снимало нас телевидение, раз пятнадцать печатали про нас в прессе. Тут же нам сочувствуют, ссылаясь на какие-то обстоятельства в стране, жалеют нас. Нам Бог дал дарование, а в связи с какими-то «обстоятельствами» нас оценивают и обманывают. Да еще и ненавидят, уже сконцентрированной, оформившейся навсегда, ненавистью.

За все прошедшие годы начала 21 века на малой родине цена нашему труду «пятерка» в месяц. Здесь же, в столице, мы сколько лет кружимся вокруг «тридцатки». За этот период даже в общественных туалетах цена в десять раз возросла.

Мы оставляем на своих жен хулиганистых детей, больных матерей и едем, куда диктуют эти «обстоятельства».

Возрождали Храм Христа Спасителя, реставрировали Кремль, Манеж, Вернисаж в Измайлове, МГУ, Большой Театр, ряд церквей, делали кабинет и актовый зал Верховному главнокомандующему в Генштабе и ряду министров (верней сказать, переделывали итальянские шедевры). А сколько было коттеджей, дворцов и замков! И все это – в качестве дешевой рабочей силы.

Строительство любого сооружения – это не только радость новоселья. К сожалению, это еще и полное разочарование, горе, и лютая ненависть производителей. СОЗИДАТЕЛЕЙ!

Все существующие инстанции по развитию нашего производства советуют нам участвовать в конкурсах. Хотя мы и обращаемся к ним, именно им прекрасно известно, что, по ряду причин, мы не в состоянии участвовать в этих конкурсах. Это же они и придумали, что для участия в различных конкурсах, нужно иметь не столько мастерство, сколько деньги. А за наши деньги мы, по условиям этих конкурсов, даже заборы красить не в состоянии.

Один, весьма высокопоставленный чиновник (поставленный именно что-то там возрождать, развивать, сохранять), любуясь нашими произведениями, в конце нашей встречи заявил, что китайцы сделают и быстрей, и дешевле. Вот как? Чтобы производить что-то в России, мы должны китайцами стать!..

Он не сравнил нас ни с немцами, ни с англичанами (которые по сей день заманивают нас своими гонорарами, обещают каждому мастеру-краснодеревщику по пять тысяч фунтов в месяц, но в Лондоне). Он сравнил нас с самыми низкооплачиваемыми бедолагами…

Вместо того, чтобы думать о творчестве, искусстве, мы тупо идем на сговор с вроде-бы официальными структурами и откровенными аферистами. В немыслимых условиях, на положении гастарбайтеров, вместе с ними, мы вынуждены работать на тех, у кого связи и кто делает на нас деньги.

Называют они себя посредниками. Да не посредники это, а посредственности! Присосавшиеся, в свое время, к этой кормушке. Они ничего не умеют, ничего не создают, ничем никому не помогают. Они делают нам на сайты рассылки с общипанными до минимума в различных инстанциях предложениями об исполнении заказов. И, при этом, мы должны еще и сами себя обесценить. Не дай Боже запросить, в графе «зарплата» лишнюю «пятерку». Все – заказа тебе не видать.

ОНИ ЗНАЮТ ВСЕ! Не нравится? Чеши отсюда! Вон на каждый вокзал по 2–3 состава приходят, да по 10–12 автобусов. И большая часть пассажиров в них это они, СОЗИДАТЕЛИ!

Лидирующие дизайн-студии, захватившие во времена разрухи эту нишу, заключили договора с иностранными фирмами, и по сей день вынуждены по условиям контрактов продвигать на рынок их продукцию. Они обесценивают нас, заявляя, что достойных мастеров в России нет.

Уверяю всех, что есть! Очень много! И очень талантливых!

Только некоторые из них в плену Московском, некоторые в полоне Нижегородском, некоторые под игом Татарстанском, можно сказать, за харчи батрачат.

Нам бы тоже Родину любить, конечно, хотелось! Созидать для неё! Долг отдать ей необходимо, так как мы ей сильно задолжали. Но у нас нет возможности даже налоги платить. За нас все это какие-то проходимцы делают, подавая в налоговые филькины грамоты.

Везде, как по сценарию, очень внимательно выслушивают мое обращение, читают бизнес-план, любуются образцами. Исходя из важности предложенного, в разговоре затрагивают интересы страны, говорят о прогрессе, затрагивают экономику. Упоминают про какую-то демократизацию, нано технологии и занятость населения. В общем, много чего говорят. Но все это до тех пор, пока не узнают, что кроме этих идей за мной нет «крыши». Вот тут сразу все встает на свои места. И больше ему не нужно радеть за интересы страны. Дальше идет уже не диалог, а «базар по фене». Обязательно, с парой наглядных примеров, из которых ему, в отличие от меня - дурака, удалось выкрутиться. Можно сказать, сразу из кармана деньги достаёт – не считая, на стол бросает. По барски.

Очаровывает! И уже не надо ни с кем ничего согласовывать, как до этого планировалось. И помещение у него, оказывается, есть, и он уже точно знает, куда продукцию нашу будущую девать, и как мы с ним деньги делить станем. И, главное, что нужно налоговикам, при случае, сказать. Только отношения наши он никогда не узаконит. Иди вон в сарай, где у него гастарбайтеры живут, и твори.

И ведь какой парадокс: обычно богатый человек, месье или синьор, заказывает роскошную вещь для того, чтобы похвастать перед окружением ее дороговизной. А наш отечественный «браток» – для того, чтобы поведать о том, как кинул мастеров, не расплатившись с ними за работу!..

Вот он я, не заплативший в этой жизни и рубля налогов. И даже не знаю таких, кто бы это делал. И говорю я об этом не где-то там, на кухне, себе подобным, а весьма компетентным именно по этим вопросам инстанциям.

Мне 64 года, и так сложилось, что не прожил я в этой жизни и дня по законам. В советское время занимался запрещенным тогда частным производством, был «цеховиком», если кто помнит. Раньше не получалось жить по закону. А сегодня, чтобы соблюдать законы, недостаточно иметь мастерство, образование, талант. Нужно иметь еще ряд отрицательных качеств, так как нужно постоянно вступать в какие-то сговоры, сочинять уму непостижимые договора, брать в долю ряд дармоедов.

Кто-то потом их как-то так, выборочно, разоблачает, выявляет миллионные, даже миллиардные махинации. Но ни в одной структуре, ни разу даже не подумали, что доля этих сумм списана якобы на зарплаты нам, производителям.

Хотелось бы спросить дорогостоящих «коллег», есть ли где в России тот верстак, за который бы встал человек и, воспользовавшись своим дарованием, образованием, мастерством ЗАРАБОТАЛ столько, сколько он СТО´ИТ?!

Нет! Ни один из вас не найдет такой верстак. Не предусмотрено пока что в России деньги зарабатывать!

На это есть на это ряд абракадабр, чтобы ≪объяснить≫ нам, что мы не стоим! Столько, сколько стоим!

Прочертили черту прожиточного минимума, и решили все проблемы.

Вот поэтому мы и организовали Московский профсоюз краснодеревщиков, вступив в Союз профсоюзов России. Чтобы бороться с этим беспределом и вырвать из этих ≪обстоятельств≫ мастеров-краснодеревщиков.

Сейчас едут к нам итальянцы, увидевшие наши произведения и решившие создать с нами совместное производство. Серьезные переговоры проведены с американцами, желающие влить в нас средства.

Но узнала про нас и Родина…Это ж как же мы, не имея ни одного дармоеда на шее (то бишь ≪крыши≫), умудрились арендовать, да целых шесть лет, с ни разу не повышенной арендной платой, помещение у госструктуры ≪Почта России≫?! Да ≪Ату!≫ их, на улицу! Приехали хлопцы из безопасности ФГУП ≪Почта России≫ и вышвырнули нас из цеха, как щенков, прямо под дождь. Дали нам два дня на эвакуацию.

Им все равно, что у нас дорогостоящее и довольно-таки габаритное оборудование, что более 15 кубов ценных пород дерева. Что мы из их сарая сделали пригодное для производства помещение, вложив немало своего труда и средств. Что у нас обеспечены работой почти полсотни мастеров, ответственность перед которыми лежит не на начальстве, а на нашем профсоюзе. Что у нашего производства есть обязательства перед заказчиками, грозящихся сейчас штрафными санкциями. Было, оказывается, предписание свыше.

Но мы же обращались по этому поводу к весьма высокопоставленным чиновникам, которые чуть ли не клятвенно уверили нас разобраться в этом безобразии. Да и местное руководство обещало посодействовать. Но все это оказалось усугубляющим обстоятельством. Как это мы посмели что-то там булькать против команды?!

И все это сделано лишь для того, чтобы повысить цену на аренду цеха, восстановленного нами же из руин…

С искренней надеждой на успех, А.Д.Корольков, Председатель Комитета Московского профсоюза краснодеревщиков СПР

Редакция газеты посчитала необходимым оставить без изменений авторский стиль изложения материала для более объективного восприятия читателями.

МЕНЮ